рус
|
ќаз
Вход
Логин 
Пароль 
Авторизация пользователя
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ НАУЧНО - ТЕХНИЧЕСКОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ
 
Через историю одной судьбы к истории этноса и архитектуры: о документальном сборнике Центрального государственного архива научно-технической документации «Сын Казахстана и Эллады»

УДК 930.25:94 (574)

Е.М. Грибанова,
кандидат исторических наук


Через историю одной судьбы к истории этноса и архитектуры:
о документальном сборнике
Центрального государственного архива научно-технической документации
«Сын Казахстана и Эллады»


Аннотация

В честь 20-летия создания Ассамблеи народа Казахстана Центральный государственный архив научно-технической информации в 2014 г. на основе документов личного фонда заслуженного архитектора Казахской ССР, этнического грека, Спиридона Георгиевича Космериди, издал сборник документов и материалов «Сын Казахстана и Эллады». Представленные в 3-х разделах, документы рассказывают как о личной судьбе архитектора, его деятельности, об «архитектурном времени» середины прошлого века, так и об истории его народа, заброшенного в процессе насильственных миграций в Казахстан в середине прошлого века. С.Г. Космериди сегодня – не только архитектор-практик, архитектор-учёный, но и педагог, исследователь истории греков России, руководитель этно-культурного объединения г. Алматы «Эос».

Ключевые слова: греки, депортация, архитектура, проектная деятельность, быт, Ассамблея народа Казахстана.

Состав документов личного фонда Спиридона Георгиевича Космериди позволил выделить в сборнике «Сын Казахстана и Эллады» 3 раздела [1]. В первом, названном «Судьба», центральным документом является воспоминание С. Г. Космериди, которое охватывает период с конца ХIХ – начала ХХ в. и по 2013 г. Данный текст и некоторые его части уже были опубликованы в авторских книгах [2]. По просьбе составителей текст автором переработан: опущены части с воспоминаниями о многочисленных поездках Спиридона Георгиевича, текст структурирован, дополнен эпизодами из истории семьи, ранней юности, общения с коллегами. С учётом этого можно говорить о его первичной публикации.
Именно эти воспоминания содержат не повторяющиеся ни в каких других документах сведения о предках героя сборника, ближайшие из которых являлись выходцами из Карса, некогда части Османской империи, входившей с 1878 г. до 1917 г. в состав России, вечной соперницы Турции в борьбе за доминирование на Черноморском побережье. Первая мировая война и последовавший за ней развал нескольких империй, в первую очередь Российской, способствовали активизации борьбы греков против турецкого владычества, вызвавшей карательные меры со стороны властей. От них то и бежали бывшие жители Карса, бежали преимущественно на юг России. Семья Космериди не была исключением. Детство Спиридона, родившегося уже в Краснодарском крае в 1927 г., не многим отличалось от детства других его сверстников в стране Советов. Скромный быт, скромное жильё, постоянный поиск заработка родителями, болезни членов семьи, общение с родными и близкими, с природой, детский сад, школа, пионерские лагеря, кинофильмы, часть из которых просматривались десятки раз, необходимость финансовой помощи родителям с юного возраста, большие радости от маленьких подарков, смерть отца... В те годы тысячи семей жили такими же заботами. Однако в семье Космериди были и некоторые особенности: периодические походы в Посольство Греции. Для скромно живущей семьи поездки в г. Москву являлись настоящим испытанием. Деньги на них давала продажа даров природы юга, которые предварительно надо было собрать и довезти до столицы. Цель поездок – стремление решить вопрос с местом жительства. Родители Спиридона оставались подданными Греции и пытались вернуться на историческую Родину, что было разрешено в промежутке между концом 1920-х и 1940-м годами. Как считала мама Спиридона, им не удалось этого сделать из-за маленького семейного дохода. В Великую Отечественную войну члены семьи Космериди помогали красноармейцам. Мама Спиридона и его брата Иосифа вязала носки и варежки. Их дом многократно становился местом остановки едущих на фронт красноармейцев, иногда доверявших чистку оружия Спиридону. Бегать за продуктами в магазин для раненых из госпиталя было и вовсе делом повседневным. А пшенная каша, которой угощали на полевой кухне ребятишек, запомнилась как самый главный деликатес жизни [2].
В 1942 г. случилось событие, перевернувшее жизнь многих греческих семей: народ депортировали в Казахстан.
Греки присутствовали на территории Казахстана и до драматических событий 1940-х гг. В 1926 г. их насчитывалось 157 чел., в 1939 г.–1349, соответственно в Джетысу –17 чел (10,8 %), в Алма-Атинской обл. –189 (14%) [3]. Но массовое прибытие греков в Казахстан – следствие печально знаменитых насильственных миграций ХХ в.
Исследователь темы И. Джуха отмечает «Депортированных греков доставляли в республику в течение 8 лет. В 1941 г. вместе с немецким контингентом в Казахстане оказалось 15–20 севастопольских греков. 1942 г. стал «краснодарским». Примерно 4 тыс. греков попали в республику в результате кампании по выселению, продолжавшейся с апреля по октябрь. В 1944 г. Казахстан «забастовал» и отказался принимать депортированных. Все же 1240 греков из Крыма были размещены в Гурьевской обл. Самую мощную прибавку греческому контингенту Казахстана принес 1949 г., когда из Грузии, Азербайджана, Кубани и Украины доставили около 37 тыс. греков. К 1950 г. в Казахстане среди 820 165 переселенцев насчитывалось примерно 43–44 тыс. греков. Они составляли почти 5% от всего числа спецпереселенцев республики» [3, Джуха].
Первая массовая депортация греков связана с контрнаступлением Красной Армии в декабре 1941 г., когда десантом на Керченском полуострове в Восточном Крыму временно удерживался небольшой плацдарм. Директивой Берии от 4 апреля 1942 г. предписывалось очистить от иностранных подданных и от «антисоветских, чуждых и сомнительных элементов» города и районы их традиционного проживания в Крыму и на Кавказе – Новороссийск, Туапсе, Керчь, Анапу, Темрюк, а также населённые пункты Таманского полуострова. Уже к 12 апреля операция была завершена: всего по перечисленным городам из намеченных к аресту 207 чел. фактически было «изъято» 168, а из намеченных к выселению 5638 чел. – выселено 5261, в основном из первых трёх городов.
Постановление Государственного Комитета Обороны СССР от 29 мая 1942 г. расширило этот список за счёт Армавира, Майкопа, а также целого ряда районов и станиц Краснодарского края и Ростовской обл. Оно обогатило и контингент высылаемых (в административном порядке) лиц: перечень высылаемых пополнился за счёт румын, немцев и крымских татар [4, с. 383–385]. Семья Космериди попала под действие упомянутого постановления ГКО.
Через два года с этой же территории греки депортировались вторично вслед за крымскими татарами. По документам НКВД было выселено 15 040 чел. этнических греков, из них –7000 в Гурьевскую обл. [4, с. 492, 510, 513].
7 мая 1949 г. Политбюро ЦК ВКП (б) приняло очередное решение о греках. Мотивировка высылки – очищение Черноморского побережья РСФСР и Украины, а также Грузии и Азербайджана в целом «от политически неблагонадёжных элементов». Депортации в Южно-Казахстанскую и Джамбулскую обл. Казахстана подлежали следующие административные категории этнических греков – греческие подданные, бывшие греческие подданные, принятые в советское гражданство. Однако фактически выселялись и греки – советские граждане, предки которых появились на территории Российской империи ещё по приглашению Екатерины II, никогда в иностранном гражданстве не состоявшие. Но якобы по их добровольному желанию, что удостоверялось подписками. При этом имущество выселяемых (и даже некоторых не выселяемых) изымалось; в ссылку же дозволялось брать личные ценности, скарб и пищу, из расчёта не более одной тонны на семью.
29 мая 1949 г. аналогичное решение было принято против армян-дашнаков, турецких и греческих граждан, а также турок и греков без гражданства и бывших турецких и греческих граждан, принятых в советское гражданство. Их выселяли с территории Грузии, Армении и Азербайджана, а также с украинского и российского (северокавказского) побережья Чёрного моря. В местах вселения, среди которых был и Казахстан, турки-османы смешивались с турками-месхитинцами и растворились в них. Обе депортации (сначала греков, потом армян и турок) осуществлялись в июне 1949 г. Всего было депортировано 57 680 чел. (отдельные данные по грекам отсутствуют) [4, с.623, 8].
Греков-севастопольцев в 1941 г. разгрузили на станции Акколь Акмолинской обл. Для выселенных по Указу от 22 июня 1941 г. керченских семей новым местом жительства определили Кустанайскую обл. (Молотовский зерносовхоз Семиозерного р-на). Депортированных из Краснодарского края и Ростовской обл. в 1942 г. распределили по северному, центральному и южному Казахстану: Кустанайская (Карабулакский р-н пос. Карабулак, Бузау-Ульген; Федоровский р-н пос. Федоровка; Затабольский р-н пос. Садчикова; Семиозерный р-н пос Семиозерное; Денисовский р-н с. Айликоль, Убаганский р-н пос. Большая Чуровка; ст. Тогузак), Павлодарская ( Иртышский р-н), Северо-Казахстанская (бакинские греки по хозяйствам Соколовского р-на), Актюбинская (ст. Эмба), Акмолинская, в т. ч. Кокчетавская, (Зерендинский, Арык-балыкский, Макинский и Атбасарский р-ны), Карагандинская (Темиртау, Осакаровка) и Кзыл-Ординская (майкопские греки Казалинск) области. Геленджикских греков разместили в пос. Гладыксаевка Кустанайской обл. В июле 1949 г. прибыло два эшелона № 97122 (ст. Туркестан для разгрузки и препровождения выселенцев на рудник Миргалимсай) и 97143 (абхазские выселенцы) [3, Джуха, с.412–413]. На территории Южно-Казахстанской, Джамбулской, Кзыл-Ординской, Талды-Курганской и Алма-Атинской областей Казахстана в июне и июле того же года было принято и рассселено «8911 семей, 37108 чел, выселенцев-греков, в т.ч.: мужчин – 10 975, женщин – 12 640 и детей до 16 лет – 13 493». Меньше всего греков попало в Алма-Атинскую обл. Сюда доставили депортированных из Одесской и Измаиловских областей [5].
Семья Космериди, к тому времени состоявшая из матери и двух сыновей, Спиридон – старший, стоически перенесла тяготы переезда. Поселили их на ст. Чемолган Каскеленского р-на Алма-Атинской обл. Мама, Фотиния Моисеевна, владела, кроме родного и русского языков, турецким, поэтому переход в иноязычную среду дался ей безболезненно. Да и Спиридона жизнь быстро заставила заговорить по-казахски. С 1943 г. он постоянно совмещал учёбу в школе с работой: грузчиком, молотобойцем, учётчиком в бухгалтерии. Юноша явно выделялся среди своих сверстников не только трудолюбием, для греков это качество само собой разумеющееся, но и смекалкой, ответственностью, склонностью к математическим расчётам.
Очень скоро он ощутил потребность вырваться за пределы рамок, которые очертила ему жизнь. В г. Алма-Ате он поступил в строительный техникум, опять совмещая учёбу и работу. Это был 1946 г. В 1950 г. Спиридон уже приступил к работе по специальности в одном из проектных институтов.
Эпоха и география поселения способствовали тому, чтобы молодой специалист был востребован. Репрессии и война породили острый кадровый дефицит. Смена лидера привела к изменениям во внутренней политике в стране. После того как солдаты Красной армии увидели каков уровень жизни рядового обитателя «проклятого капиталистического общества», у руководства державы поневоле возникло осознание необходимости дать населению огромного государства житейские блага, позволявших если не гордиться, то хотя бы не стыдиться своей принадлежности к стране Советов. В годы, в которые во главе партийного руководства находился Н. С. Хрущёв, государство впервые повернулось лицом к «квартирному вопросу». Массовое жилищное строительство осуществлялось по относительно дешёвым типовым проектам. Благодаря сжатым срокам их реализации люди были вызволены из сырых подвалов и коммуналок, обретя счастье иметь собственные квартиры. За период с 1955 г. по 1965 г. 108 млн чел. в Союзе, т. е. половина населения отпраздновили новоселье [6]. В Казахстане в 1950 г. было построено жилья общей площадью 2103 тыс. кв. м, а в 1960 г. –7447 тыс. [7].



8-этажный 14-квартирный жилой дом со встроенной в первом этаже мастерской по ремонту обуви и приёмным пунктом химчистки по ул. Комсомольской (ныне Толе би) и угол ул. Чайковского. Архитекторы С. Космериди и В. Алле. На 3-м этаже в доме жила семья С. Космериди. г.Алма-Ата. 1970 –е гг. Опубликов. в кн.: «Эссе о творчестве». С.30.



Это обстоятельство, а также акция, вошедшая в историю как освоение целинных и залежных земель, в частности, в Казахстане, породили государственный заказ на создание и поиск новых архитектурных форм и решений, на строительство не только жилья, но и объектов, необходимых в повседневной жизни многомиллионного населения страны и Республики. Значимую роль в профессиональном успехе С.Г. Космериди сыграло и то обстоятельство, что местом его жительства являлся г. Алма-Ата, стремительно развивавшаяся столица советского Казахстана. Первый генеральный план города был разработан в 1936 г. на перспективную численность в 360 тыс. чел. В связи со значительным ростом города генеральный план подвергся корректировке в 1948 г. В 1963 г. был утверждён новый план на расчётный срок до 1980 г. с перспективной численностью населения в 750 тыс. чел. По настоящему Алма-Ата начала застраиваться в послевоенный период, а точнее с 1950-х гг. Именно во второй половине этого десятилетия в городе был построен ряд крупных общественных зданий и сооружений – Дом Правительства, главный корпус Академии наук, Центральный стадион и некоторые другие объекты.



Эскизный проект здания ЦК ЛКСМ Казахстана, признанного в 1970-м г. лучшим среди административных зданий г. Алма-Аты. Авторский коллектив здания В.Ю. Алле, А.Н. Калюжная и С. Г. Космериди. г. Алма-Ата. [1967 г.] ЦГА НТД. Ф.43. Оп. 1. Д.15. Л. 23. Позитив-оригинал.



В 1960-х гг. было положено начало комплексному строительству жилья и объектов культурно-бытового назначения. Вводилось в практику массовое строительство крупнопанельных домов по серии типовых проектов. Формировались городские архитектурные ансамбли в центральной части города между улицами Мира (ныне ул. Желтоксан) и Фурманова, по улице Ленина (ныне проспект Достык) и т.д. [8].
Изменилась и общественно политическая ситуация в стране.
На 1 апреля 1953 г. на учёте в МГБ СССР состояло 2 819 776 чел. спецпоселенцев. Их обслуживали 51 отдел спецпоселений, 19 отделений, 2916 спецкомендатур и 31 оперативно-розыскное подразделение. В июле 1953 г. МВД СССР представил на имя Председателя Совета Министров СССР Г.М. Маленкова предложения по снятию с учёта ряда категорий спецпоселенцев, таких как: дети спецпоселенцев (884 057 чел.), немцы, выселенные во время войны, а также мобилизованные в этот период в трудколонны (1 016 543), бывшие кулаки (24 686), поляки, выселенные в 1936 г. из западных областей Украины и Белоруссии (36 045 чел.), иностранные поданные, выселенные в 1937 г. (916 чел.), члены семей, осуждённые за антисоветскую деятельность до и после войны (11 573 чел.), лица, выселенные как «тунеядцы» (27 275 чел.), иностранные подданные, выселенные в годы войны (10 095 чел.). Были предложения и по некоторым другим категориям. Всего предлагалось снять с учёта больше половины – 1 643 741 чел. Временно предполагалось оставить на спецпоселении депортированные народы и ряд других категорий, общей численностью 1 046 503 чел., вернувшись к рассмотрению этого вопроса в 1954 г. Предложение было одобрено и в 1954 г. появился целый ряд законодательных документов, в соответствии с которыми были освобождены 118 тыс. чел. В 1956 г. один за другим последовали Указы Президиума Верховного Совета СССР о снятии ограничений: с 17 января сняли со спецпоселения поляков, выселенных в 1936 г., 17 марта – калмыков, 27 марта – греков, болгар и армян, 18 апреля – крымских татар, балкарцев, турков-месхетинцев, курдов и хемшилов, 16 июля – чеченцев, ингушей, карачаевцев. 9 января были приняты решения о возвращении автономии пяти из восьми депортированным народам (правда, не везде в прежних границах) и дано право на выезд с мест поселения. Ещё в начале 1955 г. было принято решение о выдаче паспортов спецпоселенцам [9].
В этом же году Спиридон поступил на вечернее отделение факультета «Городское строительство» Алма-Атинского филиала Всесоюзного заочного инженерно-строительного института в г. Москве, которое окончил в 1961 г.
Иными словами, история дала шанс юноше и он им воспользовался.
В первом разделе сборника опубликована характеристика С. Г. Космериди, данная его коллегами. В ней подробно изложены ступени карьерного роста Спиридона Георгиевича. Этот документ наряду с вопоминаниями героя сборника позволил составителям не перечислять все этапы его профессионального становления в предисловии.
Участвуя в открытых конкурсах на проекты зданий бытового обслуживания населения, объявленных в разные годы (1954, 1968, 1970–1971 гг.) Министерством бытового обслуживания населения, Госстроем Казахской и Узбекской ССР, а также Союзом архитекторов и ЦК ЛКСМ Казахстана, Спиридон Георгиевич стал девятикратным лауреатом. На конкурсе в 1954 г. удостоен одновременно двух премий, а в 1968 г. – шести премий по всем шести номинациям, в 1971 г. на конкурсе «Селу современную архитектуру» также получил премию.



С.Г. Космериди, К.Д. Конакбаев, министр бытового обслуживания КазССР, с коллегами возле Дома быта «Асем». г. Алма-Ата. После 1976 г. ЦГА НТД. Ф.43. Оп. 1. Д.95. Л. 5. Позитив-оригинал.



Второй раздел сборника посвящён профессиональной деятельности архитектора и разделён на 4 подраздела, рассказывающих о проектной, экспертной, научной деятельности Спиридона Георгиевича, а также о его работе в Союзе архитекторов. Объём издания не позволил представить её во всей полноте, предлагаемые вниманию читателей документы лишь иллюстрируют отдельные этапы профессионального пути С. Г. Космериди. В уже названной книге «Эссе о творчестве» имеется «Хронологический указатель проектно-творческих работ и научных трудов Космериди Спиридона Георгиевича». В ней так же опубликован ряд статей об архитекторе. Это учтено при отборе документов для публикации во втором разделе. Составители делали акцент на практическую деятельность архитектора. Совместно со своими коллегами он внёс существенный вклад в градостроительство Казахстана в целом и, в частности, в становление архитектурного облика его столицы советской эпохи, специализируясь на создании сооружений, обеспечивающих решение бытовых проблем граждан Казахстана.



Дом быта «Асем». г. Алма-Ата.
[Конец 1970-х – начало 1980-х гг.]


Дома быта, архитектором которых является С.Г. Космериди, имеются во всех областных центрах Республики. В г. Алматы – это всем известный Дом быта «Асем» возле Центрального рынка. Во 2-м разделе сборника наряду с текстовыми документами опубликованы проекты работ С.Г. Космериди.



Группа архитекторов и строителей, удостоенных почётных званий. В первом ряду слева направо: А.Кайнарбаев, Ш. Валиханов, Н. Абаева, секретарь Президиума Верховного Совета КазССР, Ю. Ратушный. Во втором ряду: А. Татыгулов, К. Нурмаков, С.Космериди. 1978 г.
Опубликов. в кн.: «Эссе о творчестве». С.63.



Третий раздел посвящён истории греческой диаспоры Казахстана. На взгляд составителей важно дать читателю представление о тех исторических реалиях, в которых пришлось жить семье Космериди. В этом разделе опубликованы и те документы, на основе которых осуществлялась депортация греков, и документы, из которых можно получить представление о жизни греков в условиях спецпоселений. Они дополняются воспоминаниями о жизни других греческих семей, собранных составителями специально для данного издания, авторами которых являются врач Г.Г. Адамов, архивист Т.А. Григориади, энергетик Г.К. Григориади, его мама, некогда работавшая в сфере торговли, 90-летняя А.П. Муратова, профессор филологии М.И. Лазариди, педагог Л.А. Таксиди, архивист Е. В. Чиликова. Все они рассказывают о перипетиях в жизни своих родителей и их родителей, пришедшихся на начало и середину ХХ в. Предки авторов жили в разных частях Советского Союза: Краснодарский край, Крым, Грузия, Одесса. Но всех их депортация забросила в Казахстан, где жизнь этих семей состоялась. И все они с благодарностью говорят о тех, кто им помогал выживать в нелёгких условиях. Это люди разных национальностей, среди которых в первую очередь называются имена казахов.
Данный раздел освещает общественную жизнь героя сборника С,Г, Комериди, в которую он погрузился с головой в 1989 г. Он входил в состав общественных организаций, образованных греками Советского Союза накануне его распада. Участвовал в многодневных экспедициях, посвященных изучению проблем советских греков в разных регионах большой страны. И хотя Союз распался, проведённая работа оставила позитивный след, зафиксировав исторические реалии в жизни греков того периода.



В день праздника Единения народа Казахстана на площади им. Абая. Слева направо: аким г. Алматы А. Есимов и председатель ЭКО «Эос» С. Космериди. г. Алматы. 2010 г. Опубликов. в кн.: «Эссе о творчестве». С. 256.



Спиридон Георгиевич – один из тех, кто стоял у истоков создания Ассамблеи народа Казахстана и внес свой вклад в реализацию национальной государственной политики Республики Казахстан.
В сборнике опубликовано 66 документов, из которых читатель впервые увидит 53 (80%). При их археографической обработке руководством к действию являлись «Правила издания документов Национального архивного фонда», утвержденные Министром связи и информации Республики Казахстан в 2011 г. и археографическая традиция. Сборник имеет вкладыш, на котором размешены 55 фотографий из фондов ЦГА НТД и, в большинстве, из семейных архивов греков, в том числе времён первой мировой войны. На обложке сборника схематическое изображение шанырака как символа Казахстана, ставшего родным домом для тысячи его вынужденных гостей и оливковая ветка, символ возрождения греческого народа. На форзацах – фотографии с изображениями зданий г. Алма-Аты 1950-х –1980-х гг., переданных в архив С.Г. Космериди.
В сборнике имеются предисловие, примечания по содержанию, развёрнутый именной указатель, список сокращений, словарь специальных терминов. На обложке и корешке книги – знак 2015 года – года 20-летия Ассамблеи народа Казахстана, которому она посвящена.
Составители надеются, что данное издание заинтересует многих читателей, т.к. в нём сконцентрирована информация, как по истории греков, так и нашей общей истории советской эпохи, архитектуры ХХ в. и истории уже современного суверенного Казахстана.


Список использованных источников и литературы:


1. Сын Казахстана и Эллады: Спиридон Георгиевич Космериди. Сборник документов и материалов за 1942–2014 гг./Ответственный редактор Г.С. Сарсенова. Сотавители
О.С. Богданова, Е.М. Грибанова (ответственная), Б.А. Жуматаева.–Алматы: Print Express, 2014.–410 с.+14 л. вклад.
2. Путешествие в страну Богов, легенд и мифов, древнюю и современную Элладу./ Алматы: «Фонд ХХI век», 1999. – 152 с.; Эссе о творчестве./ Алматы: ОО «ОST–ХХI век», 2012. – 432 с. См. ЦГА НТД. Ф.43. Оп.1. Д.364
3. История Казахстана: народы и культуры: Учеб. пособие / Масанов Н.Э. и др. – Алматы: Дайк-Пресс, 2000 – С.458. И. Джуха. Спецэшелоны идут на Восток. С-Петербург: Алетейя, 2008. –С.409. Автор ссылается на Статистический сборник по отдельным показателям всесоюзных переписей населения 1939, 1959, 1970 и 1989 гг. Алма-Ата, 1991. С.7–70. В сборнике «Население Казахстана по Всесоюзной переписи населения 1939 г.» греки уходят в графу «прочие национальности». В 1939 г. в СССР проживало 286 444 грека: 86 357 (РСФСР) – из них 42 568 в Краснодарском крае, 20 652 в Крымской АССР; 107 047 (Украинская ССР) – из них 95 232 в Сталинской обл.; 84 316 (Грузинская ССР) – 34 621 Абхазская АССР, 7959 Абжарская АССР; 4181 (Армянская ССР). Чуть более 80 000 чел. ушли в графу «прочие национальности», как и 1349 казахстанских греков.
4. Сталинские депортации. 1928–1953. Документы/ Под общ. ред. акад. А.Н. Яковлева; Сост. Н.Л. Поболь, П.М. Полян.– М.: МФД: Материк, 2005–904 с. (Россия. ХХ век. Документы).
5. АП РК. Ф.708. Оп.1/3. Д.22. Л.67–75.
6. Долг архитектора.//Известия Советов депутатов трудящихся СССР. 27 октября 1965 г. № 254 (15033).
7. История Казахстана с древнейших времён до наших дней в пяти томах. Т. 4. Алматы: Атамұра, 2010. С. 585.
8. А. Капанов. Сегодня и завтра столицы советского Казахстана.// Строительная газета. Орган Госкомитета Совмина СССР по делам строительства и ЦК профсоюза рабочих строительства и промышленности строительных материалов. [Сентябрь, 1977]. ЦГА НТД. Ф.43. Оп.1. Д.21. Л.14. Алма-Ата 1950-х гг., её архитектурные достопримечательности и повседневная жизнь, ярко представлены в воспоминаниях строителя И.Э. Гринберга «Незабываемые пятидесятые»/Мысль. 2014, №8,с. 35–44, №9, с.34–44.
9. История Сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х – первая половина 1950-х годов. Собрание документов в семи томах. Т.5. М.: РОССПЭН, 2004. С. 90–92.

Новости

Показать все
19 ноября 2018 года
19 ноября 2018 г. сотрудниками РГУ «Центральный государственный архив научно-технической документации» был проведен семинар для специалистов организаций – источников комплектования ЦГА НТД.


15 ноября 2018 года
15 ноября 2018 г. в Астане открылась Республиканская научно-практическая конференция «Цифровизация архива: новая траектория развития».


08 ноября 2018 года
3 ноября 2018 г. архивист ЦГА НТД Л. Ануарханова приняла участие в мероприятии – традиционный ФЕСТИВАЛЬ «ДЕНЬ КУЛЬТУРЫ ЯПОНИИ», организованном Центральным государственным музеем Республики Казахстан совместно с Посольством Японии в Республике Казахстан и Казахстанско – японским центром развития человеческих ресурсов


08 ноября 2018 года
8 ноября 2018 г. И.о. директора ЦГА НТД РК Б.А. Жуматаева и эксперт архива М. Шегебаев приняли участие в мероприятии, организованном Архивом Президента РК и музеем г. Алматы.


Яндекс.Метрика Web site engine code is Copyright ©2007-2008 by Kasseler CMS. All rights reserved.   Разработка и поддержка: neon-group